Фотография стоматолога из Москвы

Надент — Универсальная стоматология Натальи Хворостиновой в Москве

Предварительная запись к врачу стоматологу
Луганский стоматологический кабинет в Москве
Наталья Хворостинова, Стоматолог в Москве
+7 929 636 99 14
email: natalka@qstoma.com
Сайт:

Задать вопрос врачу стоматологу

Рекомендация


Студентам

Вы можете использовать данную статью как часть или основу своего реферата или даже дипломной работы или своего сайта

Просто перейдите по ссылке ниже, редактируйте статью, все картинки тоже доступны, все бесплатно

Вот ссылка — Редактировать статью?!

Сохраните результат в MS Word формате, делитесь с друзьями, спасибо :)


Категории статей

Современные клеточные технологии и регенертивная медицина в стоматологии и челюстно-лицевой хирургии

Человеческий организм обладает уникальными возможностями для регенерации. Клетки в тканях нашего тела, таких как кровь, эпителиальные ткани стремительно делятся и постоянно регенерируют на протяжении всей жизни, тогда как в других тканях клетки обновляются более медленно и отвечают только на специфические биологические сигналы.

Уникальные клетки, которые являются первоначальными источниками для развития специализированных тканей, обозначены термином «стволовые клетки». Стволовые клетки – это экстраординарные клетки, которые обладают способностью к самоподдержанию и являются источниками для многих дифференцированных типов клеток. В зрелых тканях – это соматические стволовые клетки (adult stem cells, ASCs), которые играют важную роль в гомеостазе и восстановлении тканей. Несмотря на то, что соматические стволовые клетки изучаются на протяжении десятилетий, но только недавние исследования показали, что ASCs обладают поразительными способностями развиваться в разнообразные ткани. Еще более замечательными способностями к развитию обладают эмбриональные стволовые клетки. Эмбриональные стволовые клетки (embryonic stem cells, ESCs) теоретически способны превращаться во все типы тканей организма, что дает большие надежды для понимания механизмов развития человеческого организма и открывает неограниченные возможности для развития регенераторной медицины.

Исследование стволовых клеток оказывает существенное влияние на жизнь миллионов людей во всем мире. Осознание того, что стволовые клетки открывают новые подходы к терапии многих заболеваний, требует от нас более детального изучения потенциала стволовых клеток. Медицинский и научный интерес к стволовым клеткам основан на желании найти источник новых, здоровых тканей для лечения поврежденных органов. Известно, что некоторые органы, такие как кожа, печень обладают способностью регенерировать самостоятельно при повреждениях, но нет четкого представления, почему и как некоторые ткани обладают данной способность, а других этот механизм отсутствует. Недавние исследования показали, что стволовые клетки играют в регенерации ключевую роль.

Что такое стволовые клетки? Основные представления.

Стволовые клетки представляют собой неспециализированные клетки, которые могут дифференцироваться в более зрелые с приобретением в процессе дифференцировки специализированных функций. У человека стволовые клетки идентифицированы во внутреннем клеточном слое эмбриона на стадии бластоцисты (эмбриональные стволовые клетки), в некоторых тканях плода (фетальные стволовые клетки), в пуповине, плаценте, а также в дифференцированных тканях (соматические стволовые клетки). В некоторых органах стволовые клетки, могут являться источником одного и более типов клеток (для примера стволовая клетка нервной ткани может дифференцироваться в нейроны головного мозга, глиальные клетки и астроциты). Подобная трансформация стволовых клеток называется «пластичностью». Общей характеристикой для всех стволовых клеток, независимо от происхождения и источника выделения является то, что они обладают тремя общими свойствами: способность к самоподдержанию в течение длительного времени; отсутствие каких-либо тканеспецифичных маркеров, ответственных за выполнение специальных функций; способность к дифференцировке в любые специализированные клетки [1, 3, 9].

Эмбриональные стволовые клетки обнаруживаются на самой ранней стадии эмбриогенеза (стадия бластоцисты). Оплодотворенная яйцеклетка (зигота) начинает делиться через 30 часов от момента оплодотворения и к третьему-четвертому дню эмбрион представляет собой компактный шар, состоящий из 12 или более клеток называемый морулой. Через пять-шесть дней после фертилизации клетки морулы начинают специализироваться, формируя полую клеточную сферу диаметром 150 микрон – бластоцисту. Наружный клеточный слой этой сферы называется трофобластом, скопление клеток внутри сферы – внутренняя клеточная масса. На этой стадии трофобласт состоит из 70 клеток, и внутренняя клеточная масса содержит около 30 клеток. Клетки внутренней клеточной массы – мультипотентные стволовые клетки или эмбриональные стволовые клетки (embryonic stem cells, ESCs) из которых развиваются основные тканевые листки эмбриона (эктодерма, мезодерма и эндодерма).

В настоящее время стало возможным выделять эти клетки и культивировать их в виде клеточных линий в лабораторных условиях. Отличительными особенностями эмбриональных стволовых клеток являются их способность к бесконечной пролиферации симметричным делением в лабораторной культуре и способность образования из одной первоначальной стволовой клетки целой линии генетически идентичных стволовых клеток (клоногенность) [1, 3, 71]. Таким образом, эмбриональные стволовые клетки могут использоваться как потенциальный источник клеток для нужд регенераторной медицины. Для более удобного применения эмбриональных стволовых клеток их необходимо дифференцировать в подходящие для трансплантации ткани, что является предметом детального изучения исследователей.

В процессе эмбрионального развития и разделение клеток на определенные зародышевые листки, их способность дифференцироваться в различные клеточные типы ограничивается по мере формирования специфических систем организма. Однако эти клетки, которые названы фетальными стволовыми клетками, также могут быть выделены из развивающихся органов и обладают значительными потенциями к регенерации и восстановлению поврежденных тканей.

Фетальные стволовые клетки – это примитивный тип клеток, которые, в конце концов, развиваются в различные органы тела, но исследование фетальной ткани пока было ограничено несколькими типами клеток: нейральные стволовые клетки (включая клетки нервного гребня), гематопоэтические стволовые клетки, клетки-предшественники островковых клеток поджелудочной железы. Нейральные стволовые клетки, которые в большом количестве содержит головной мозг плода, могут быть изолированы и выращены как недифференцированная форма в культуре. Эти тип клетки способны дифференцироваться в три основные типа клеток головного мозга [10, 71]. Эти клетки использовались в моделях болезни Паркинсона у грызунов [1]. Клетки нервного гребня мигрируют из нервной трубки и способны дифференцироваться в различные типы клеток, включая клетки нервов которые иннервируют сердце и стенку кишечника, пигментные клетки кожи (меланоциты), хрящ и кости лица, соединительную ткань в различных частях тела.

Печень и кровь плода являются богатым источником гематопоэтических клеток, которые отвечают за образование разнообразных клеточных элементов крови. Пуповина и плацента, несмотря на то, что они не являются частями плода, также содержат большое число гематопоэтических стволовых клеток. Перспектива развития тканей из трансплантированных стволовых клеток, была подтверждена развитием современных методик культивирования стволовых клеток человека [67, 71] (См. Рис.1). Развитие культуральных методов и большое число исследований проводящихся в наши дни, дают нам надежду, что ряд изнурительных состояний человека, таких как болезни Альцгеймера и Паркинсона будут однажды излечены путем терапии стволовыми клетками [38, 40].

Однако, как минимум, два больших препятствия стоят на пути к этой цели. Первая трудность – технический барьер. Последний обусловлен сложностями при манипуляциях с клетками и их культурами для воспроизведения и последующих этапов клеточной дифференцировки в необходимые ткани, окончательно не изучена биология стволовых клеток. Другой трудный вопрос – это правовое и этическое регулирование использования стволовых клеток. Так во многих странах законодательно было запрещено проведение исследований и работ, связанных с этими исследования на эмбриональных стволовых клетках человека [39, 40].

Регенераторный потенциал у соматических стволовых клеток был обнаружен несколько десятилетий тому назад. Это наглядно демонстрируется на гематопоэтических стволовых клетках, выделенных из тканей взрослого организма и которые являются источником развития всех клеточных элементов крови [41, 57]. Доказано, что стволовые клетки, находящиеся в строме костного мозга участвуют в процессах восстановления поврежденной костной ткани [8, 10].

Соматические стволовые клетки представляют собой относительно недифференцированные клетки, которые способны дифференцироваться в ограниченное число клеточных типов, образующих ткани взрослого организма, например - головной мозг, костный мозг. Источниками соматических стволовых клеток являются костный мозг, периферическая кровь, глаз, головной мозг, скелетная мускулатура, пульпа зуба, печень, кожа, слизистые оболочки желудочно-кишечного тракта, поджелудочная железа. Данный вид клеток поддерживает дифференцировку клеток в тканях на протяжении всей жизни взрослого организма, обладая потенциалом мульти- и унипотентного созревания [3, 44]. Ряд исследований показали, что стволовые клетки, выделенные из костного мозга (мезодермальная ткань) могут дифференцироваться в клетки головного мозга (эктодермальные дериваты) [46]. С другой стороны, клетки, полученные из ткани головного мозга, могут дифференцироваться в клетки крови и мышечной ткани [11].

Мезенхимальные стволовые клетки обнаружены в костном мозге человека и других тканях [24, 33] (Таб.1).

Таблица 1

Источники мультипотентных соматических мезенхимальных стволовых клеток

Костный мозг:

адипоциты (Pittenger M. et al., 1999; Bianco P. et al., 1988);

астроциты, нейроны (Kopen G. et al., 1999; Mezey E. et al., 2000);

кардиомиоциты (Fukuda K., 2002; Makino S et al., 1999; Strauer B. et al., 2002);

хондроциты (Pittenger M. et al., 1999; Johnstone B. et al., 1998; Mackay A. et al., 1998);

гепатоциты (Petersen B. et al., 1999; Alison M. et al., 2000);

мезангиальные клетки (Ito T. et al., 2001);

остеобласты (Pittenger M. et al., 1999; Friedenstein A. et al., 1987; Jaiswal N. et al., 1997);

стромальные клетки (Majumdar M. et al., 2000);

различные эмбриональные ткани (Jiang Y. et al., 2002).  

Мышечная ткань:

адипоциты, миотубы, остеоциты (Wada M. et al., 2002);

эндотелиальные клетки, нейроны (Bosch P. et al., 2000; Qu-Petersen Z. et al., 2002);

хондроциты (Adachi N. et al., 2002);

остеоциты (Bosch P. et al., 2000).

Трабекулярная кость:

адипоциты, хондроциты, остеобласты (Noth U. et al., 2002; Osyczka A. et al., 2002).

Кожа:

адипоциты, хондроциты, мышечная ткань, остеобласты (Young H. et al., 2001)

Жировая ткань:

хондроциты, мышечная ткань, остеобласты (Zuk P. et al., 2001);

стромальные клетки (Gronthos S. et al., 2001).

Периост:

хондроциты, остеобласты (Nakahara H. et al., 1991; De Bari C. et al., 2001).

Перицит:

хондроцит (Diefenderfer D. et al., 2000);

остеобласт (Brighton C. et al., 1992; Reilly T. et al., 1998).

Кровь:

адипоциты, фибробласты, остеобласты, остеокласты (Zvaifler N. et al., 2000).

Синовиальные оболочки:

адипоциты, хондроциты, мышечная ткань, остеобласты (De Bari C. et al., 2001).

Наибольший интерес представляют мезенхимальные стволовые клетки, выделенные из костного мозга. Костный мозг состоит из трех основных типов клеток: эндотелиальные клетки, гематопоэтические стволовые клетки, клетки стромы. Ряд исследований наглядно демонстрируют кооперативные взаимодействия между клеточными популяциями. Так например изолированные из костного мозга клетки, являющиеся клетками предшественниками фибробластов (колонииформирующие единицы фибробластов, CFU-F) способны при культивировании формировать остеобласто- и хондробласто-подобные колонии [22]. Длительное культивирование клеток костного мозга обнаружило способность последних к формированию клеток стромы. В свою очередь стромальный компонент костного мозга служит механической поддержкой для дифференцирующихся гематопоэтических клеток [18]. Строма костного мозга также экспрессирует клеточно-сигнальные факторы, которые участвуют в развитии форменных элементов крови [70]. К настоящему времени опубликовано великое множество научно-практических работ, посвященных теме трансплантации гематопоэтические клеток, но гораздо меньше внимания уделяется трансплантации стромы костного мозга [14, 15, 23, 59].

При культивировании костного мозга in vitro, клетки, не относящиеся к гематопоэтическим, пролиферируют и имеют множество особенностей характерных для стромы костного мозга in vivo [14]. Стромальные клетки, полученные после культивации костного мозга обозначают, термином «Стромальные клетки костного мозга» (bone marrow stromal cells, BMSCs). Внутри разнообразных клеточных популяций, относящихся к строме костного мозга выделяют стволовые клетки, которые называются мезенхимальными стволовыми клетками (mesenhymal stem cells or skeletal stem cells). Этот тип клеток обладает особенностями свойственным стволовым клеткам – мультипотентность, способность к самоподдержанию, возможность дифференцироваться в клетки костной ткани, хряща, жировой ткани и клетки гемопоэзподдерживающей стромы [10, 37].

На сегодняшний день основные работы в этой области сфокусированы на возможности BMSCs дифференцироваться в клетки костной ткани. Так при культивировании in vitro BMSCs могут быть богатым источником клеток- предшественников остеогенеза, которые могут применяться для восстановления или регенерации дефектов скелета. Кроме того, BMSCs по своей природе гетерогенны, «пластичность» этой популяции клеток дает уникальные возможности для исследования роли BMSCs в гомеостазе костной ткани, генетического модифицирования потенциала стволовых клеток, применения этих клеток в аутогенной клеточной терапии патологии костной ткани.

Кооперации между клетками и клеточно-стромальные взаимодействия, возникающие в процессе развития костной ткани, были изучены на животных. BMSCs были трансплантированы под почечную капсулу и подкожно [38].

Трансплантация мезенхимальных стволовых клеток может применяться для восстановления целостности костей краниофациальной области или регенерации тканей зуба (Рис.3). Наиболее часто необходимость в таком лечении возникает после хирургического вмешательства по поводу злокачественного опухолевого роста, при различных инфекционных, травматических, врожденных заболеваниях приводящих к нарушению формирования костной ткани, а также при системных прогрессирующих заболеваниях костной ткани [32, 53, 61].

До настоящего времени для восстановительного лечения используются аутогенная костная ткань и аллопластические материалы. Однако, несмотря на удобность этих методов, для каждого метода свойственны ограничения, что снижает их универсальное применение [30, 55, 66]. Трансплантация строгальных клеток костного мозга среди которых имеется популяция мезенхимальных стволовых клеток – многообещающий альтернативный подход для реконструкции краниофациальных дефектов, обходящий множество ограничений связанных с применением ауто- и аллотрансплантационных методов [10].

К настоящему времени большинством исследований выполненных на экспериментальных животных подтверждается эффективность регенеративной терапии с применением стволовых клеток [14, 15, 39, 45, 63]. В свете последних открытий связанных с соматическими стволовыми клетками, было предположено, что и в других твердых тканях полости рта могут также обнаруживаться стволовые клетки.

Еще одним потенциальным источником стволовых клеток является пульпа зуба [25, 27, 48, 50, 52]. В процессе эмбрионального развития, взаимодействия между эпителиальными клетками внутреннего эмалевого органа и мезенхимальными клетками зубного сосочка приводят к дифференцировки последних в амелобласты и одонтобласты соответственно. В свою очередь амелобласты и одонтобласты депонируют специализированные минерализованные матрицы – эмаль и дентин. В отличие от костной ткани, однажды сформировавшись, эти матрицы не подвергаются изменениям (ремоделированию) в течении все жизни [27]. Однако после удаления зуба, повреждения дентина в результате механической и химической травмы, других патологических процессов – происходит формирования репаративного дентина, который представляет собой слабодифференцированный минерализованный матрикс, который служит защитным барьером для пульпы зуба. Наличие данного фенома наводит на мысль, что пульпа зуба является источником стволовых клеток наподобие костного мозга [9]. Действительно, недавние исследования выявили наличие в пульпе клеток с высокой клоногенной и пролиферативной активностью, которые были выделены из пульпы зуба взрослого человека путем ферментативной дезагрегации и названы стволовыми клетками пульпы зуба (dental pulp stem cells, DPSCs), которые in vitro формируют плотные кальцифицированные колонии [27]. Интересно, что DPSCs демонстрируют in vitro более высокую пролиферативную активность по сравнению с BMSCs. Данный вид клеток может пролиферировать и дифференцироваться в дентин-формирующие одонтобласты [25, 27, 49]. Поврежденные одонтобласты могут быть замещены новой генерацией одонтобластов происходящих из стволовых клеток пульпы [73]. При различных физиологических стимуляциях или повреждениях, таких как кариес или оперативные вмешательства, стволовые клетки пульпы начинают активно пролиферировать и дифференцироваться в одонтобласты. Основным морфогенетическим звеном, регулирующим эти процессы является окружающий дентин межклеточный матрикс [73].

Потенциальные регуляторы развития костной ткани, такие как трансформирующий фактор роста-b (transforming growth factor-b), bone morphogenic protein (BMP)-2 и BMP-4 вовлекаются в процесс развития одонтобластов. Другие ростовые факторы, регулирующие развитие остеобластов, также принимают участие в процессах пролиферации и дифференцировки одонтобластов – основной фактор роста фибробластов, инсулино-подобный фактор роста I, фактор некроза опухолей-a, IL-b1 [35, 56, 68]. Обнаружено, что одонтобласты и остеобласты экпрессируют одинаковые протеины, участвующие в минерализации матрикса – dentin matrix protein 1, fibronectin, collagen type 1, alkaline phosphatase, osteonectin, osteopontin, bone sialoprotein и osteocalcin [16, 51, 72]. При анализе работ посвященных изучению роста и дифференцировки одонтобластов и остебластов, обращает на себя внимание наличие сходных биохимических путей вовлеченных в процессы развития указанных клеточных популяций. Ряд исследований показали наличие в обеих клеточных популяциях (DPSCs, BMSCs) экспрессии маркеров гладкомышечной ткани и эндотелиальных клеток [27]. Эти работы свидетельствуют о возможном происхождении некоторых стволовых клеток из развивающихся кровеносных сосудов [4, 8, 9] и связи клеточных популяций участвующих в остеогенезе с наружной оболочкой сосудов микроциркуляторного русла [5, 10, 20]. DPSCs и BMSCs используют дистанционные регуляторные механизмы, контролирующие регенерацию тканей in vivo [27].

Основным компонентом межклеточного матрикса, отвечающим за процессы дифференцировки клеток пульпы являются bone morphogenetic proteins (BMPs). Недавние исследования показали, что BMPs вовлекаются в процессы развития зубов у млекопитающихся с самого начала. Наиболее изученным из этого семейства белков является bone morphogenetic protein 2 (BMP2) [28]. Экспрессия BMP2 увеличивается во время терминальной дифференцировки одонтобластов [50, 51]. Экспериментально доказано, что BMP2 – ключевой элемент регенераторных процессов происходящих в комплексе дентин-пульпа [49, 52]. Экспериментально in vivo и in vitro подтверждено, что BMP-2 в сочетании с основным фактором роста фибробластов усиливает остеогенетический потенциал мезенхимальных стволовых клеток [52].

Исследование стволовых клеток оказывает существенное влияние на жизнь миллионов людей во всем мире [3]. Осознание того, что стволовые клетки открывают новые подходы к терапии многих заболеваний, требует от нас более детального изучения потенциала стволовых клеток. Данные, полученные о биологии стволовых клеток стимулируют биомедицинское сообщество трансформировать эти находки для клинического применения [2, 3, 5].

Стволовые клетки можно использовать для прямой трансплантации или для тканевой инженерии в комбинации с биоматериалами [2, 4, 5]. Рассматривается возможность применения стволовых клеток для генной терапии как средства доставки генов или генетических продуктов к поврежденным тканям. Использование стволовых клеток для восстановления и регенерации костной ткани, цемента, дентина и даже тканей периодонта открывает широкие перспективы для полноценного восстановления тканей краниофациальной области.

Список литературы

Введение в молекулярную медицину (Под ред. Пальцева М. А.). – М., «Медицина». – 2004. – С. 319-337.

Лосев Ф.Ф., Воложин А.И., Татаренко-Козьмина Т.Ю. и др. Стромальные мезенхимальные клетки – источник создания костной ткани для повышения эффективности дентальной имплантации // Росс. вестн. дент. имплантол. – 2005. - № 1/2 (9/10). – С.38-43.

Смолянинов А.Б. Клеточная медицина: концепция ее развития // Клинич. патофиз. - 2004. - N 1. - С.10-18.

Смолянинов А.Б., Иорданишвили А.К., Кириллов Д.А. и др. Комплексная терапия хронического генерализованного парадонтита и периимплантита с применением мобилизированных аутологичных стволовых клеток // «Проблемы геронтологии и гериатрии - 2006». Материалы III региональной научно-практической конференции РАН в Северо-Западном Федеральном округе. – Сыктывкар, 2006. - C.21-22.

Смолянинов А.Б., Иорданишвили А.К., Кириллов Д.А. и др. Способ прогнозирования течения парадонтита и периимплантита на основе динамики количества стволовых клеток // «Проблемы геронтологии и гериатрии - 2006». Материалы III региональной научно-практической конференции РАН в Северо-Западном Федеральном округе. – Сыктывкар, 2006. - C.22-23.

Adachi N., Sato K., Usas A. et al. Muscle derived, cell based ex vivo gene therapy for treatment of full thickness articular cartilage defects // J. Rheumatol. – 2002. - № 29. - P.1920-1930.

Alison M.R., Poulsom R., Jeffery R. et al. Hepatocytes from non-hepatic adult stem cells // Nature. – 2000. - № 406. - P.257.

Bianco P., Costantini M., Dearden L.C., Bonucci E. Alkaline phosphatase positive precursors of adipocytes in the human bone marrow // Br. J. Haematol. – 1988. - № 68. – P.401-403.

Bianco P., Robey P.G. Bone Marrow Stromal Stem Cells // J. Clin. Invest. – 2000. - № 105 (12). – P.1663-8.

Bianco P., Robey P.G. Stem cells in tissue engineering // Nature. – 2001. - № 414 (6859). – P.118-21.

Bjornson C.R., Rietze R.L., Reynolds B.A. et al. Turning brain into blood: a hematopoietic fate adopted by adult neural stem cells in vivo // Science. – 1999. - № 22. – Vol. 283 (5401). - P.534-7.

Bosch P., Musgrave D.S., Lee J.Y. et al. Osteoprogenitor cells within skeletal muscle // J. Orthop. Res. – 2000. - № 18. – P.933-944.

Brighton C.T., Lorich D.G., Kupcha R. et al. The pericyte as a possible osteoblast progenitor cell // Clin. Orthop. – 1992. - № 275. – P.287-299.

Bruder S.P., Jaiswal N., Haynesworth S.E. Growth kinetics, self-renewal, and the osteogenic potential of purified human mesenchymal stem cells during extensive subcultivation and following cryopreservation // J. Cell Biochem. – 1997. - № 64(2). – P.278-94.

Bruder S.P., Kraus K.H., Goldberg V.M., Kadiyala S. The effect of implants loaded with autologous mesenchymal stem cells on the healing of canine segmental bone defects // J. Bone Joint. Surg. Am. – 1998. - № 80(7). – P.985-96.

Buurma B., Gu K., Rutherford R. // B. Eur. J. Oral Sci. - 1999. - № 107. - P.282–289.

De Bari C., Dell’Accio F., Luyten F.P. Human periosteum-derived cells maintain phenotypic stability and chondrogenic potential throughout expansion regardless of donor age // Arthritis Rheum. – 2001. - № 44. – P.85-95.

Dexter T.M. Stromal cell associated haemopoiesis // J. Cell Physiol. – 1982. - № 1. – P.87-94.

Diefenderfer D.L., Brighton C.T. Microvascular pericytes express aggrecan message which is regulated by BMP-2 // Biochem. Biophys. Res. Commun. – 2000. - № 269. – P.172-178.

Doherty M. J., Ashton B.A., Walsh S. et al. // J. Bone Marrow Res. – 1998. - № 13. – P.828–838.

Friedenstein A.J., Chailakhyan R.K., Gerasimov U.V. Bone marrow osteogenic stem cells: in vitro cultivation and transplantation in diffusion chambers // Cell Tissue Kinet. – 1987. - № 20. – P.263-272.

Friedenstein A.J., Gorskaja J.F., Kulagina N.N. Fibroblast precursors in normal and irradiated mouse hematopoietic organs // Exp. Hematol. – 1976. - № 4. – P.267-274.

Friedenstein A.J., Ivanov-Smolenski A.A., Chailakhyan R.K. et al. Origin of bone marrow stromal mechanocytes in radiochimeras and heterotopic transplants // Experimental Hematology. – 1978. № 6. – P.440-4.

Fukuda K. Molecular characterization of regenerated cardiomyocytes derived from adult mesenchymal stem cells // Congenit Anom. Kyoto. – 2002. - № 42. – P.1-9.

Gronthos S., Brahim J., Li W. et al. et al. Stem cell properties of human dental pulp stem cells // J. Dent. Res. – 2002. - № 81. – P.531-535.

Gronthos S., Franklin D.M., Leddy H.A. et al. Surface protein characterization of human adipose tissue-derived stromal cells // J. Cell Physiol. – 2001. - № 189. – P.54-63.

Gronthos S., Mankani M., Brahim J. et al. Postnatal human dental pulp stem cells (DPSCs) in vitro and in vivo // Proc. Natl. Acad. Sci USA. – 2000. - № 97. – P.13625-13630.

Iohara K., Nakashima M., Ito M. et al. Dentin Regeneration by Dental Pulp Stem Cell Therapy with Recombinant Human Bone Morphogenetic Protein // J. Dent. Res. – 2004. - № 83(8). – P.590-595.

Ito T., Suzuki A., Okabe M. et al. Application of bone marrow-derived stem cells in experimental nephrology // Exp. Nephrol. – 2001. - № 9. – P.444-450.

Jackson I.T., Helden G., Marx R. Skull bone grafts in maxillofacial and craniofacial surgery // J. Oral Maxillofac Surg. – 1986. - № 44 (12). – P.949-55.

Jaiswal N. , Haynesworth S.E., Caplan A.I., Bruder S.P. Osteogenic differentiation of purified, culture-expanded human mesenchymal stem cells in vitro // J. Cell Biochem. – 1997. – P.64. – P.295-312.

Jeffcoat M.K. Bone loss in the oral cavity // J. Bone Marrow Res. – 1993. - № 8. – Suppl. 2. – P.467-73.

Jiang Y., Jahagirdar B.N., Reinhardt R.L. et al. Pluripotency of mesenchymal stem cells derived from adult marrow // Nature. – 2002. - № 418. – P.41-49.

Johnstone B., Hering T.M., Caplan A.I. et al. In vitro chondrogenesis of bone marrow-derived mesenchymal progenitor cells // Exp. Cell Res. – 1998. - № 238. – P.265-272.

Kettunen P., Karavanova I., Thesleff I. // Genet. (Amsterdam). - 1998. – P.385.

Kopen G.C., Prockop D.J., Phinney D.G. Marrow stromal cells migrate throughout forebrain and cerebellum, and they differentiate into astrocytes after injection into neonatal mouse brains // Proc. Natl. Acad. Sci U S A. – 1999. - № 96. – P.10711-10716.

Krebsbach P.H., Kuznetsov S.A., Bianco P., Gehron Robey P. Bone marrow stromal cells: characterization and clinical application // Crit. Rev. Oral Bio Med. – 1999. - № 10 (2). – P.165-81.

Krebsbach P.H., Kuznetsov S.A., Satomura K. et al. Bone formation in vivo: comparison of osteogenesis by transplanted mouse and human marrow stromal fibroblasts // Transplantation. – 1997. - № 63 (8). – P.1059-69.

Krebsbach P.H., Mankani M.H., Satomura K. et al. Repair of craniotomy defects using bone marrow stromal cells // Transplantation. – 1998. - № 66 (10). – P.1272-8.

Krebsbach P.H., Robey PG. Dental and Skeletal Stem Cells: Potential Cellular Therapeutics for Craniofacial Regeneration // J. of Dental Education. – 2002. - № 66 (6). – P.766-73.

Lemischka I.R., Raulet D.H., Mulligan R.C. Developmental potential and dynamic behavior of hematopoietic stem cells // Cell. – 1986. - № 45 (6). – P.917-27.

Mackay A.M., Beck S.C., Murphy J.M. et al. Chondrogenic differentiation of cultured human mesenchymal stem cells from marrow // Tissue Eng. – 1998. - № 4. – P.415-428.

Majumdar M.K., Thiede M.A., Haynesworth S.E. et al. Human marrow-derived mesenchymal stem cells (MSCs) express hematopoietic cytokines and support long-term hematopoiesis when differentiated toward stromal and osteogenic lineages // J. Hematother. Stem Cell Res. – 2000. - № 9. – P.841-848.

Makino S., Fukuda K., Miyoshi S. et al. Cardiomyocytes can be generated from marrow stromal cells in vitro // J. Clin. Invest. – 1999. - № 103. – P.697-705.

Mankani M.H., Krebsbach P.H., Satomura K. et al. Pedicled bone flap formation using transplanted bone marrow stromal cells // Arch. Surg. – 2001. - № 136 (3). – P.263-70.

Mezey E., Chandross K.J., Harta G. et al. Turning blood into brain: cells bearing neuronal antigens generated in vivo from bone marrow // Science. – 2000. - № 290. – P.1779-1782.

Nakahara H., Goldberg V.M., Caplan A.I. Culture-expanded human periosteal-derived cells exhibit osteochondral potential in vivo // J. Orthop. Res. – 1991. - № 9. – P.465-476.

Nakashima M. Establishment of primary cultures of pulp cells from bovine permanent incisors // Arch. Oral Biol. – 1991. - № 36. – P.655-663.

Nakashima M. Induction of dentine in amputated pulp of the dogs by recombinant human bone morphogenetic proteins-2 and -4 with collagen matrix // Arch. Oral Biol. – 1994. - № 39. – P.1085-1089.

Nakashima M. Induction of dentin formation on canine amputated pulp by recombinant human bone morphogenetic protein (BMP)-2 and -4 // J. Dent. Res. - 1994. - № 73. – P.1515-1522.

Nakashima M., Nagasawa H., Yamada Y., Reddi A.H. Regulatory role of transforming growth factor-, bone morphogenetic protein-2, and protein-4 on gene expression of extracellular matrix proteins and differentiation of dental pulp cells // Dev. Biol. – 1994. – № 162. – P.18-28.

Nakashima M., Reddi A.H. The application of bone morphogenetic protein to dental tissue engineering // Nat. Biotech. – 2003. - № 21. – P.1025-1031.

Nguyen P.N., Sullivan P.K. Issues and controversies in the management of cleft lip // Clin. Plastic Surg. – 1993. – № 20. – P.671-82.

Noth U., Osyczka A.M., Tuli R. et al. Multilineage mesenchymal differentiation potential of human trabecular bone-derived cells // J. Orthop. Res. – 2002. - № 20. – P.1060-1069.

Oklund S.A., Prolo D.J., Gutierrez R.V., King S.E. Quantitative comparisons of healing in cranial fresh autografts, frozen autografts and processed autografts, and allografts in canine skull defects // Clin. Orthop. – 1986. - № 205. – P.269-91.

Onishi T., Kinoshita S., Shintani S. et al. // Arch. Oral Biol. – 1999. - № 44. – P.361–371.

Osawa M., Hanada K., Hamada H., Nakauchi H. Long-term lymphohematopoietic reconstitution by a single CD34-low/negative hematopoietic stem cell // Science. – 1996. - № 273 (5272). – P.242-5.

Osyczka A.M., Noth U., Danielson K.G., Tuan R.S. Different osteochondral potential of clonal cell lines derived from adult human trabecular bone // Ann. NY Acad. Sci. – 2002. - № 961. – P.73-77.

Owen M. Marrow stromal stem cells // J. Cell Sci. – 1988. - № 10. – P.63-76.

Petersen B.E., Bowen W.C., Patrene K.D. et al. Bone marrow as a potential source of hepatic oval cells // Science. – 1999. - № 284. - P.1168-1170.

Phillips J.H., Forrest C.R., Gruss J.S. Current concepts in the use of bone grafts in facial fractures: basic science considerations // Clin. Plast. Surg. – 1992. - № 19 (1). – P.41-58.

Pittenger M.F., Mackay A.M., Beck S.C. et al. Multilineage potential of adult human mesenchymal stem cells // Science. – 1999. - № 284. – P.143-147.

Quarto R., Mastrogiacomo M., Cancedda R. et al. et al. Repair of large bone defects with the use of autologous bone marrow stromal cells // N. Engl. J. Med. – 2001. - № 344 (5). – P.385-6.

Qu-Petersen Z., Deasy B., Jankowski R. et al. Identification of a novel population of muscle stem cells in mice: potential for muscle regeneration // J. Cell Biol. – 2002. - № 157. – P.851-864.

Reilly T.M., Seldes R., Luchetti W., Brighton C.T. Similarities in the phenotypic expression of pericytes and bone cells // Clin. Orthop. – 1998. - № 346. – P.95-103.

Sawin P.D., Traynelis V.C., Menezes A.H. A comparative analysis of fusion rates and donor-site morbidity for autogeneic rib and iliac crest bone grafts in posterior cervical fusions // J. Neurosurg. – 1998. - № 88 (2). – P.255-65.

Shamblott M.J., Axelman J., Wang S. et al. Derivation of pluripotent stem cells from cultured human primordial germ cells // Proc. Nat. Acad. Sci. USA. – 1998. – Vol.95 (23). – P.13726-31.

Shiba H., Fujita T., Doi N. et al. // J. Cell. Physiol. – 1998. - № 174. – P.194–205.

Strauer B.E., Brehm M., Zeus T. et al. Repair of infarcted myocardium by autologous intracoronary mononuclear bone marrow cell transplantation in humans // Circulation. – 2002. - № 106. – P.1913-1918.

Taichman R.S., Emerson S.G. The role of osteoblasts in the hematopoietic microenvironment // Stem Cells. – 1998. - № 16 (1). – P.7-15.

Thomson J.A., Itskovitz-Eldor J., Shapiro S.S. et al. Embryonic stem cell lines derived from human blastocysts // Science. – 1998. - № 282 (5391). – P.1145-7.

Tsukamoto Y., Fukutani S., Shin-Ike T. et al. // Arch. Oral Biol. – 1992. - № 37. – P.1045–1055.

Tziafas D., Smith A.J., Lesot H. Designing new treatment strategies in vital pulp therapy // J. Dent. – 2000. - № 28. – P.77-92.

Wada MR, Inagawa-Ogashiwa M, Shimizu S, Yasumoto S, Hashimoto N: Generation of different fates from multipotent muscle stem cells. Development 2002, 129:2987-2995.

Young H.E., Steele T.A., Bray R.A. et al. Human reserve pluripotent mesenchymal stem cells are present in the connective tissues of skeletal muscle and dermis derived from fetal, adult, and geriatric donors // Anat. Rec. – 2001. - № 264. – P.51-62.

Zuk P.A., Zhu M., Mizuno H. et al. Multilineage cells from human adipose tissue: implications for cell-based therapies // Tissue Eng. – 2001. - № 7. – P.211-228.

Zvaifler N.J., Marinova-Mutafchieva L., Adams G. et al. Mesenchymal precursor cells in the blood of normal individuals // Arthritis Res. – 2000. - № 2. – P.477-488.

Источник: stomfak.ru